23:09 

JRRT Secret Santa
рождественские праздники с Толкином
Подарок для M.Kamelot



Название: Путь начнётся там, где закончится другой
Размер: драббл
Пейринг/Персонажи: Бильбо, Торин
Категория: джен, преслеш
Жанр: ангст
Рейтинг: PG
Предупреждения: AU относительно смерти Смауга
Краткое содержание: больше всего он боится оказаться в непроглядной темноте совсем один.


Бильбо не любит огромных залов Эребора. И тем более не любит царящую здесь темноту.

— Я благодарен, но мне кажется, это было необязательно, — оглянувшись на Торина, всё же произносит он, но Торин лишь высокомерно хмыкает и, возможно, не хочет понимать намёка. Право же, если слова Бильбо про нехватку солнца и свежего воздуха были приняты всерьёз, то помочь ему мог бы кто угодно из гномов, и уж точно не сам король.

Отчего-то Бильбо неуютно слышать шаги только Торина и потому он старается идти как можно громче, хотя временами по привычке ступает тихо. Разумом понимая, что дракон мёртв, он не может перебороть чувство, что это место полно опасностей и лучше бы затаиться или вернуться к костерку — уж точно не идти вперёд в темноту.

— Мне показалось, — Бильбо прочищает горло, — что Бомбур сказал Бофуру, что у нас мало еды.

— Еда будет. В Эреборе хватает не только золота.

Голос Торина раздаётся из-за спины, и Бильбо рад, что ладонью Торин придерживает его за плечо: больше всего он боится оказаться в непроглядной темноте совсем один. Для продолжения разговора можно спросить, когда Даин сможет пробиться сквозь завалы, но он не готов услышать, что тот уже совсем на подходе, одновременно и хочет, и не хочет знать, что скоро в стенах Эребора станут хозяйничать десятки других гномов, которых Бильбо совсем не знает.

— Везде тела, — с трудом выговаривает он и сбавляет шаг.

Он старается разглядеть под ногами хоть что-нибудь, но вокруг слишком темно. Один раз он цепляется за что-то металлическое, что с грохотом падает и гулко катится; он старается не думать, что именно хрустит, рассыпаясь, прямо под ступнёй, и убеждает себя, что за пальцы ног цепляется паутина, а не клочья истлевших волос. Дальше может быть ещё больше тел. Хочется повернуть назад, однако упрямо пожелавший оказать ему услугу Торин уже не принял отказа.

Они, как кажется Бильбо, петляют по узким коридорам от лестницы к лестнице, неуклонно идут вверх, но, хотя Торин и пообещал ему дневной свет, темнота вокруг ещё более густая, вязкая, как смола, здесь нет даже золотистого полумрака сокровищницы, отражающей в каждой золотой монете даже самый крошечный лучик. Другие гномы, сияющее море золота и туша заваленного камнями дракона остались внизу.

— Сюда.

Ладонь Торина, лежащая у него на плече, чуть толкает в сторону, подсказывает, где в едва просматриваемой темноте зияет чёрный провал двери. Бильбо бы точно прошёл мимо.

— Ты уверен? Коридор как будто бы идёт вниз, — всматривается Бильбо в мрак перед собой и щупает ступнёй пол за порогом.

— Уверен.

В потёмках Бильбо и не надеется увидеть лица Торина, но угадывает в голосе улыбку.

Хорошо, что он не возражал дальше. Потому что через три десятка шагов коридор, который шёл вниз, пересекается поперёк ещё одним сквозным коридором и с тем же небольшим уклоном начинает подниматься вверх. С каждым шагом Бильбо всё яснее видит стены вокруг, и идти вмиг становится легче, как из липкой паутины он вырывается из темноты, оставляет её за собой.

— Не беги, успеем, — раздаётся за спиной голос Торина.

Когда Бильбо оглядывается, чтобы понять, недоволен ли Торин или того скорее развеселила прыть хоббита, он видит, что перекрёсток коридоров, оставшийся за ними, кажется тупиком. И если не знать, что путь назад не отрезан теряющейся в темноте «стеной», можно было испугаться, что они всё-таки заблудились.

Но Торин знает дорогу, он лишь раз спросил у Бильбо о статуях в нишах и помедлил на одном из перекрёстков, и Бильбо странно осознавать, насколько хорошо тот помнит до сих пор гору. Странно осознавать — и немного страшно.

Когда коридор начинает идти полого, а потом через сотню шагов всё-таки заканчивается тупиком в виде небольшой комнаты, Бильбо не сразу верит, что на боковой стене вовсе не искусно выложенная мозаика, а небо, настоящее небо — за вырубленными смотровыми окошками. И холод здесь не холод камня и сквозняков, а морозная свежесть ветра.

Он подходит к вытянутым вверх бойницам и, словно всё ещё не доверяет зрению, просовывает ладонь в бойницу и хватается за внешний край стены. Да, в самом деле, здесь камень кончается, а за ним живой и настоящий воздух. И небо. И солнце.

— Что там?

— Рассвет, — шепчет Бильбо и откашливается, дыхание перехватывает при виде круга солнца, в верхней половине золотого, а в нижней — ещё красного. Перелив из одного цвета в другой прячется за грязно-серыми предрассветными облаками, словно взяли два спелых фрукта и приставили половинками друг к другу.

— Успели, — кивает Торин. — Как я и сказал, Третья сторожевая должна была сохраниться.

Рассветный свет льётся в глазницы окон, даёт увидеть слой пыли, которая десятилетия лежала непотревоженной. Здесь нет тел, как в других залах и коридорах. Бильбо пытается высмотреть и угадать, где главные ворота; наверное, дракон прилетел с противоположной стороны, поэтому здесь ни следов гари, ни обугленных костей, а только принесённая ветром пыль.

Пальцы Торина на его плече чуть сдвигаются, будто бы невзначай скользят по шее, но для случайного жеста прикосновение слишком задерживается. Руки у гномов всегда тёплые, а в выстуженной сторожевой холодно, как и на улице, поэтому Бильбо оправдывается перед собой, что просто хочет почувствовать капельку лишнего тепла. Ну и ещё он говорит себе, как неловко было бы указать Торину, что тому больше нет нужды его касаться — они уже дошли. Осторожно оглянувшись, он задевает пальцы Торина щекой и вздрагивает от мурашек.

Но Торин не убирает руки, он скупо улыбается, а глаза его устремлены вдаль. Далеко на востоке, над вершинами Железных Холмов лениво, неохотно поднимается с перины облаков солнце. Оно освещает лицо Короля-запертого-под-Горой, вычерчивает каждую морщинку и каждый волосок седины, светит в глаза.

Боясь моргнуть, Бильбо ждёт, надеется на какое-то чудо, может быть, даже верит — с неожиданным, острым уколом боли в сердце, — что лучи солнца будут целебнее всех отваров. Он ждёт и верит, что солнце справится с ядом твари, созданной в бездонных глубинах, окажется сильнее её чёрной крови. Он ждёт и, увы, лишь надеется, что лучи солнца прогонят из глаз Торина застлавшую их тьму.

С каждым мигом надежда его тает. Не получилось. Придётся ждать ещё — хотя бы лекарей из войска Даина. А до тех пор, хочет того гордость Торина или нет, Бильбо будет рядом. Даже если его никогда прямо не попросили — Торин ни разу и не возразил против его помощи. Он вообще стал гораздо молчаливее, хотя и раньше не отличался разговорчивостью.

Однако есть ещё кое-что, чего ждёт Бильбо. Не желая пользоваться уязвимостью Торина, он ждёт, когда тот прямо посмотрит на него, а не в сковавшую его беспомощностью темноту. Только тогда, когда Бильбо будет уверен, что Торин смотрит на него и видит его, он сможет подобрать слова. А Бильбо уже знает, чего попросит: чтобы Торин вёл его и дальше. Дальше и всегда.

Вопрос: ?
1. <3  27  (100%)
Всего: 27
URL
Комментарии
2014-01-17 в 08:05 

Читерабоб
ЧТО СЛИЗЕРИН БОБЕРИ ЗДЕСЬ ПРОИСХОДТ!!! (с)
:inlove:
какой простой, казалось бы, легкий текст.
но с этой темнотой в подкладке...
да.
спасибо автору!

2014-01-22 в 22:38 

Снарк
Просветленный пофигист
Трогательно получилось

   

Tolkien Secret Santa

главная